13.05.2023

«Не боятся только зомби и наркоманы»: боец из Башкирии рассказал о зоне СВО, сослуживцах и жизни под землей

«Не боятся только зомби и наркоманы»: боец из Башкирии рассказал о зоне СВО, сослуживцах и жизни под землей

Участник спецоперации с позывным «Кадет» прибыл в краткосрочный отпуск на родину и пообщался с корреспондентом Proural.

«Кадет» после объявления частичной мобилизации в сентябре прошлого года сам позвонил в военкомат и попросил прислать ему повестку. Эту историю мы уже рассказывали. После восьми месяцев службы боец прибыл в республику в отпуск и снова пообщался с Proural. «Кадет» рассказал об особенностях несения службы в зоне СВО, дружбе с сослуживцами, обустройстве быта на передовой и о том, как изменили его прошедшие после повестки восемь месяцев.

«Находили наркотики у бойцов ВСУ»фото 1.jpg
— У тебя уже был боевой опыт до спецоперации. Расскажи, чем отличается служба на Украине от службы, которую ты проходил в Сирии?
— Отличие заключается в активности боевых действий. Тяжелой техники там намного больше, артиллерии со стороны противника. В Сирии в основном воевали против запрещенной в России организации ИГИЛ, снабжения хорошего у них не было, в основном все самодельное. Местное население было практически зомбировано террористами, находилось под их влиянием, и там работала наша авиация. На Украине местных жителей берегут, стараются проводить боевые действия с минимальными потерями.

— А если честно, на СВО страшнее?
— Да. Не боятся только зомби и наркоманы, но у нас таких нет. На оперативках рассказывали случаи, когда ловили диверсионную группу противника и у них находили какие-то флаконы с наркотическим веществом.

«Стали родными с сослуживцами»фото 2.jpg
— Почему у тебя такой позывной и как вообще их выбирают?
— Я учился в Республиканской кадетской школе-интернате в Ишимбае (ныне это Башкирский кадетский корпус Приволжского федерального округа имени Героя России А.В. Доставалова), поэтому взял себе позывной «Кадет». А у других либо с именем как-то связаны позывные, либо с интересными случаями. Например, у нас есть парень с позывным «Японец» — потому что любит японские машины. Обычный, простой веселый парень из Прибельска. Его поставили на должность санитара-стрелка, хотя в медицине он не понимал вообще ничего. Тем не менее он всему сам научился, и ребятам, которых ранило, первую медицинскую помощь оказывал максимально быстро. Боялся, кричал, но под минометным обстрелом, несмотря ни на что, делал свою работу. Надо сказать, что к позывным себя мы приучали еще во время боевого слаживания: имена и фамилии там нельзя называть, обращаемся друг к другу только по позывным, даже руководство.

— Какие задачи стоят перед вашим подразделением?
— Мы обороняем и прикрываем тыльную часть первой линии фронта, чтобы со стороны тыла противник не мог зайти. Принять огонь на себя, не пропустить врага дальше.
В основном мы подвергается артиллерийскому и минометному обстрелу со стороны противника, прямых контактов с ним у нас нет. Сначала находились на второй линии фронта, сейчас на третьей. Бывало так, что ДРГ (диверсионно-разведывательная группа) пыталась к нашим позициям подойти, но там работы было на две-три минуты — стреляли по ним — и они отходили. Бежать за ними, догонять их мы не имеем права, на это должен быть определенный документ.

— Твои подчиненные — это твои земляки?
— По штату я замкомзвода, но исполняю обязанности командира взвода. У меня в подчинении сейчас 30 человек, большинство из Кармаскалинского района, есть также из Гафурийского района, Белорецка, Учалов, Казани. Взвод образовался еще во время боевого слаживания в Казани, все как-то родными друг другу стали, с тех пор вместе несем службу.

«Живем под землей»фото 3.jpg
— Где вы живете? Как обустроили быт?
— Фактически мы живем под землей: в блиндажах, окопах, например, у моего взвода 800 метров путей сообщения. Оборудованы стрелковые позиции, специальные перекрытия, «лисьи норы», в которых можно быстро укрыться в случае обстрела. Быт обустроили благодаря гуманитарной помощи. Первое время жили в окопах, на земле, под открытым небом. Потом сделали один теплый блиндаж. Нам сказали, что будет попытка прорыва и нужно создать круговую оборону, даже усиление прислали, и мы две недели в окопах жили. Потом уже потихоньку начали строить блиндажи, кто-то из ребят заказал большие матрацы. У нас есть баня, которая осталась от пацанов, которые до нас там стояли, — очень грамотно они ее сделали, со сливом. И вода горячая есть, и камушки, сейчас еще у березы листочки начнут появляться — веники будем вязать.

— Как вы пережили зиму?
— Там очень высокая влажность, холодно было. Обогревались газовыми горелками с инфракрасным излучением, они дают тепло, а огня не видно, на них же можно еду готовить. В каждом блиндаже есть такая горелка.

— Как часто приходит гуманитарная помощь?
— По-разному. Пользуясь случаем, хочется сказать большое спасибо организации «Башцемент» во главе с Рафилем Файзуллиным за неоднократную гуманитарную помощь. Также хочется поблагодарить Ленара Абдрафикова, Ратмира Газизова и всех, кто не остался равнодушным, помог собрать необходимую сумму и приобрести для нас все необходимое в быту. Помню, во время первого ночного дежурства было так темно, что в упор ничего не было видно, безопасно передвигаться невозможно — не было нужного оборудования. Затем одному из ребят предложили с работы тепловизор, другому прислала администрация Бузовьязовского сельсовета — это нас и спасало. Затем с гуманитаркой приехало еще, так потихоньку и начали создаваться условия для работы.

«Нужно перебороть свой страх»фото 4.jpg
— Что в тебе изменилось за эти восемь месяцев службы?
— Добрее стал, мудрее, по-другому отношусь ко многим вещам. Там постоянно находишься в большом напряжении, и я понял, что это может навредить как мне, так и всему личному составу, — все-таки я нахожусь на руководящей должности, и о людях тоже надо думать. Поэтому приучил себя спокойно относиться к любой ситуации. Да, бывает страшно, но страх нужно перебороть и направить в нужное русло, он может помочь спастись. Я и ребятам своим говорю: «Учитесь соображать на холодную голову, не допускайте паники».

— Бывают ли негативные мысли? Как с ними справляетесь?
— В такие моменты думаем о доме, о родных и близких, о чем-нибудь хорошем. Это помогает отвлечься.

— Как часто удается выходить на связь с родными?
— По-разному бывает, но стараемся хотя бы по очереди сообщать о своих делах.

«Таким женам памятники надо ставить»фото 5.jpg
— Как тебя встретили родные, когда ты приехал в отпуск?
— Это даже словами не описать. Друзья подъехали и супруга; были, конечно, обнимашки и целовашки. Сначала поехали к сестренке моей, а на следующий день в Прибельский, к родным.

— Какие планы на отпуск?
— Поедем с женой в Сочи на несколько дней. Она все оформила, а я только оплатил. Она у меня замечательная, столько всего терпит, ждет — таким женам памятники надо ставить золотые.

— Что бы ты сказал ребятам, которые хотят вступить в число добровольцев?
— Эти ребята — настоящие мужчины, они добровольно идут. Я считаю, что именно на таких людях и должно строиться государство. Именно такие мужчины, которые приняли такое решение, должны быть во всей стране, особенно в управлении. А что пацанам пожелать? Самое главное, чтобы здоровье у них было, чтобы все живыми и здоровыми возвращались, чтоб их ждали. Удачи в бою. И чтобы думали, прежде чем делать что-то, все-таки это ответственное дело.

автор: Эльмира Гимаева

фото: «Кадет»

просмотры: 8379

Теги: СВО мобилизованный спецоперация на Украине

Комментарии (0)

Добавить комментарий


Адрес издателя ООО "Уральский проект":
Республика Башкортостан г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2, 450103
Адрес редакции: Республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Коммунистическая 39, 450008
Учредитель издания ООО "Уральский проект"

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Регистрационный номер СМИ ЭЛ № ФС77-81396 от 07 июля 2021г