• 18 февраля 5:19
  • 0 °C
  • USD 66.7

    0.99

  • EUR 75.25

    1.1

«Любите Россию и хотите, чтобы она процветала, отдайте Торатау ради её блага»: в Уфе прошла встреча гендиректора «Башкирской содовой компании» с журналистами 05.09.2018

«Любите Россию и хотите, чтобы она процветала, отдайте Торатау ради её блага»: в Уфе прошла встреча гендиректора «Башкирской содовой компании» с журналистами

Встреча прошла сегодня в отеле Sheraton. Руководитель компании Ан Ен Док ответил на вопрос, что будет, если Торатау не отдадут предприятию, рассказал о своих отношениях с Рустэмом Хамитовым и почему он не считает шиханы сакральным местом для народа Башкирии.
Генеральный директор «БСК» Ан Ен Док и его коллеги на протяжении нескольких часов отвечали на вопросы журналистов.
65iCWG0PAps.jpg
Редакция приводит самые интересные из них:

Что вам требуется для снятия статуса памятника природы с Торатау?
—В марте 2015 года был запрос в Минприроды России о возможности снятия статуса с памятника природы Торатау. И в апреле 2015 года был получен ответ от Минприроды о том, что Минприроды согласовывает данное развитие событий. Что бы там не говорили снятие статусов памятников природы регионального значения это обычная практика для России. Широко она распространена. Поэтому я и говорю достаточно уверенно о том, что проблема здесь нет. Этот вопрос решается одним нормативным актом республики.

Об археологической ценности Торатау.
— Конечно, звучат также часто вопросы о том, что есть у Торатау археологическое некое наследие, там действительно есть археологический памятник. Давайте только разберемся. Что такое археологический памятник? Это не архитектурный, пусть вас не вводит в заблуждение. Вот архитектурный памятник стоит, собственно говоря, здание, и все заинтересованы в том, чтобы оно стояло там вечно. Когда же говорят о памятниках археологии – ровно обратная история. Это означает, что археологи нашли некие свидетельства о том, что там что-то существовало в какой-то определенный период времени, они фиксируют это и дальше по большому счету задачей государства или кого-то, кто готов взять расходы, изъять эти остатки и поместить их в музей. Вы сами понимаете, это абсолютно логично, потому что иначе вот эти все останки будут обязательно быстро разрушены самим же человеком и природой. На Торатау были найдены черепки и насколько я знаю, кости животных и монеты. Вы видите, как Торатау сейчас используется. Туда карабкаются джипы. Я, в принципе, не вижу людей, которые бы сами ходили туда ногами – постоянно кто-то едет на машине. Конечно, там ни от каких черепков не останется и следов. Конечно, их нужно изъять и мы на себя берем эту ответственность. АО «БСК» профинансирует эти работы. Государству, конечно, сами понимаете, по всей стране эти черепки изымать достаточно дорого и сложно, но мы это сделаем, мы обязательно закажем спасательные работы, профинансируем и в музей передадим. Будет ли это музей Стерлитамака или какой-то другой музей, зависит не от нас.

Как выстроена ваша работа с Правительством республики?
— Мы работаем с Правительством Башкортостана в режиме онлайн так же, как и с федеральным правительством.
Для вас как это? Сейчас я встречусь с ним (имеется в виду глава региона Рустэм Хамитов. — прим. редакции), между собой договоримся, да, выпьем. На самом деле это не так.

Когда шло слияние «Соды» и «Каустика» СМИ писали про оценку активов при объединении и закладывали снижение стоимости «Соды» с расчетом, что после объединения, на освоение новой сырьевой базы планировалось направить около 3 млрд рублей. Они не потрачены, т.е. активы недооценили и средства не потратили, так?
— Я, честно говоря, не помню. Вернее, таких не было. Это кто-то придумал. Там единственное акционерное соглашение, в котором вторая часть акционеров взяла на себя обязательство, что будет перечислено ежегодно дивидендов не менее 1 млрд, то есть мы всегда выдерживаем эту цифру и меньше, чем 3 млрд мы не перечисляли. То есть мы взяли на себя обязательство о том, что прибыль будет минимум 9 млрд.

По оценкам некоторых специалистов, сырья, содержащегося в наземной части Торатау, хватит на 10-15 лет. При этом вы заявляете, что сырья в Торатау на 50 лет, значит, вы планируете уйти вниз. Что вам мешает уйти вниз в случае с Шахтау?
— Пусть изучат геометрию, посчитают объем конуса. Да, 50 лет нам и цементникам. Нам до подножья хватит 50 лет, когда придем к подножью, дальше будем изучать, точно так же, как сейчас сделали с Шахтау.
Много вопросов задаются. Несколько моментов. Сейчас мы уходим на глубину 20 метров. Сможем идти дальше или нет, мы не знаем. Но для того, чтобы идти дальше, необходимо воду выкачать. Там есть река Селеук, которую нам придется откачивать, а вода эта с высоким содержанием меркаптана, серы, железа. И, наверное, вы тогда нам будете задавать вопросы: а зачем Белую загрязняете железом. Это первое. А второе — приток воды может быть таков, что мы размоем, ящик Пандоры откроем, что там может быть, и поселок затопим.

Глава региона, Рустэм Хамитов постоянно вас попрекает в том, что вы не используете современные технологии обработки сырья и поэтому не хотите подступаться к Гумеровскому месторождению. Что можете на это сказать?
— Вы понимаете, дело в том, что можно внедрить любой способ, вопрос в том, что после этого мы получим. Если результат будет тот же, что завод будет стоять, смысл есть в этом? Я могу назвать десятки красивых способов, с помощью которых можно получить соду, нов конце концов ее можно получить не больше чем 10 тысяч тон, дальше начнется проблема, что делать с побочными продуктами, которые будут образовываться.

С учетом ваших слов, что у вас осталось около четырех с половиной лет до запуска разработки Торатау, если решение будет принято. Когда рассчитываете, что соответствующее постановление будет принято Правительством республики? Когда критический срок?
— Вы ждете, когда я произведу выстрел Авроры? Я не могу понять. Мне сегодня нужно это решение. Я 10 лет молчал, но сегодня нельзя молчать, меня не поймут.

Получаете разрешение на разработку Торатау, временно, жизнь Стерлитамака и предприятие 50 лет до 72 года получается, а дальше?
— 50 лет пройдет, будем …тау или ниже, глубже пойдем. Когда проблема наступит, будем решать.

Вы же понимаете, что некоторые жители Башкирии так просто гору не отдадут, даже если будет принято решение о снятии статуса памятника природы с нее.
— Насчет сакральности. Всегда говорят о сакральности. Сакральность — это, как я понимаю, то, что не измеришь деньгами, ничем другим. Сакральных мест я очень много видел. Знаете, есть признаки сакральности, которые я не буду рассказывать, боюсь, что завтра они там появятся. В Бурятии очень много сакральных мест и видно, что это сакральные места. Точно также в Якутии, на Сахалине, где я родился. Сакральное место — это такое место, которое действительно видно. Или, допустим, сакральность у японцев сакура.
Не в обиду будет сказано, эта сакральность искусственная ((Торатау. — прим. редакции). Больше искусственная. Кому это выгодно, не знаю, не буду в конспирологию уходить. Чем можно сакральность измерить? Добротой, только добротой. Если это сакральное место и если вы все любите Россию и хотите, чтобы она процветала, отдайте гору ради блага России.

А что бы делали, если бы не было Торатау?
— Если бы Торатау в природе не существовало бы, Стерлитамакского содового завода бы не было.

автор: Линар Мингазов, Анастасия Демина, Ксения Чусова

Возврат к списку

подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Адрес издателя ООО "Уральский проект":
г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2
Адрес редакции: г. Уфа, ул. Коммунистическая 39
Главный редактор Мингазов Линар Аксянович