04.03.2019

«Восемь лет фактически вычеркнуты из моей жизни»: житель Башкирии все это время доказывал, что он не мошенник

«Восемь лет фактически вычеркнуты из моей жизни»: житель Башкирии все это время доказывал, что он не мошенник

Айрата Мукминова обвиняли в мошенничестве в особо крупном размере. Якобы он создал организованную группу для хищения денежных средств у пайщиков жилищно-строительных кооперативов в Уфе и Салавате. При этом ни прокуратуру, ни суд не смущало то обстоятельство, что большинство пайщиков на момент расследования уже проживали построенных домах.

Многие пайщики-потерпевшие не имели никаких претензий, но обвинение все же настаивало на виновности Мукминова. Подсудимые в суде, ход которого активно освещался СМИ, открыто заявляли о заказном характере дела. Обвинение же продолжало настаивать на виновности и длительном лишении свободы. В итоге Верховный суд республики, где рассмотрение дела в апелляционном порядке длилось почти год, оправдал подсудимых по самым тяжким эпизодам обвинения. 
Айрат Мукминов побывал у нас гостях и рассказал читателям о том, как он пережил уголовное дело, поделился секретами защиты и своим мнением о состоянии судебно-следственной системы.
— Айрат, расскажите о подоплеке вашего дела. Зачем и кому оно понадобилось?
— Я занимался строительством домов в Уфе и Салавате, был участником и руководителем жилищно-строительных кооперативов. Все было нормально до тех пор, пока в 2008 году Советским судом г. Уфы не было признано незаконным постановление администрации города о выделении земли фирме ООО «Артемида» по иску членов гаражного кооператива, расположенного на этом земельном участке. Хотя мэрия Уфы, при выделении земли и заключении договора аренды, гарантировала отсутствие каких-либо обременений.
К этому времени в расселение и проектную документацию было вложено порядка 90 миллионов рублей.

— Вы считаете это было заранее спланировано?
— Конечно. Это искусственное создание проблем бизнесу со стороны городских властей, с целью захвата земли, которая полностью подготовлена к строительству. Ведь были вложены деньги в проектную документацию, а самое главное, было получено согласие проживающих там лиц на переселение.
Так как я активно сопротивлялся, то умышленно парализовали мне работу уже в Салавате, где строительство жилых домов финансировалось через ЖСК «Звездный-Салават» и ЖСК «Бекетова 9». Как и в Уфе, в Салавате также целью являлись захват земель и объектов незавершенных строительством. Так и родилось несколько уголовных дел.

— Как это получилось?
— Пайщиков стали склонять к обращению с заявлениями в следственные органы в отношении меня. Хотя все деньги были вложены в строительство, непрерывно продолжающееся. В результате было возбуждено несколько уголовных дел, вследствие чего работа и была парализована. И таких уголовных дел множество, когда причинами банкротства предприятий является именно вмешательство в их работу правоохранительных органов.

— Каким образом смогли убедить людей, то есть пайщиков писать заявления?
— Обычная человеческая глупость. Некоторые пайщики, уже проживая в новом доме, давали показания о том, что я похитил их деньги, а дома не построил. Это было заведомым абсурдом, хотя по той причине, что я как руководитель кооператива не имел обязательств строить дома, а должен был лишь направить их застройщику. Кооператив не являлся застройщиком, а был лишь соинвестором строительства.
В результате меня обвинили в хищении всех денежных средств всех пайщиков кооперативов, причем организованной группой – это я и главный бухгалтер. Только представьте себе. Обвинение, как вы поняли, звучало дико. В действительности же, все денежные средств были направлены на строительство. Более того, в период расследования уголовных дел, практически всеми пайщиками было оформлено право собственности на квартиры, что полностью противоречило версии обвинения.

— В таком случае куда смотрели все надзирающие органы, прокуратура, МВД?  
— На примере своего дела я понял, что произошло вырождение нашей правоохранительной системы, все вышестоящие и контрольные органы - есть профанация. То же самое с судом и с адвокатурой. Заканчиваются обвинительным приговором дела с самыми абсурдными обвинениями и доказательствами. То есть мое дело далеко не единичное, их множество. И что я заметил. Большинство обвиняемых даже не пытается защищаться. Ведь действует устрашающе, когда собраны десятки и даже сотни томов уголовного дела. Почти никто не вникает в содержание доказательств. Даже не вникают в существо обвинения. А адвокаты за деньги же обвиняемых усиливают их страхи, вместо защиты создают только ее видимость. Вообще, адвокатура стала фактически частью судебной системы.

— Как вы противостояли обвинению, дело шло восемь лет. Это же очень долго.
— Для начала я не стал слушать никаких советчиков и сам вник в обвинение, которое было извращением гражданского и уголовного права, а также здравого смысла. Затем я вник во все финансовые экспертизы, которые провели по делу. Обнаружилась их абсолютная ложность. В один момент я познакомился с бизнесменом Рамилем Кабировым, который на тот момент был обвиняемым по громкому уголовному делу, и он добился полной реабилитации. Кабиров мне дал несколько добрых советов по защите.
Я доказал полную абсурдность и незаконность обвинения. Но это не помешало Салаватскому суду признать меня виновным. Суд, невзирая на все доказательства, посчитал, что я похитил деньги пайщиков в составе организованной группы. И это в условиях, когда пайщики оформили право собственности на квартиры, на основании решений судов. Я считал и считаю, что в отношении меня допущены преступные злоупотребления.

— Что было в Верховном суде?
— В апелляции прокурор настаивал на лишении меня свободы – приговором мне был назначен условный срок. Длительное время и здесь наблюдался произвол. В апелляции меня стал защищать Виталий Буркин. И он сыграл большую роль в изменении ситуации, даже после того как был лишен статуса адвоката. Самые тяжкие эпизоды отлетели. Наказание осталось символическим. Хотя должна была быть полная реабилитация.

В феврале 2018 года вы и другие подзащитные Виталия Буркина выступили в его защиту. В частности, говорили о давлении на него. На чем основано ваше мнение?
— Именно за грамотное противодействие заказным делам, на него и был совершен наезд. Буркин не дал состояться беспредельным приговорам и по другим заказным делам. Кстати, он защищал и Рамиля Кабирова, которого то же ГСУ МВД на протяжении шести лет безуспешно обвиняло в нескольких эпизодах мошенничества. Потому на его защиту и встали почти все его клиенты.

— Как вы считаете на что рассчитывают заказчики таких дел, которое было у вас?
— Большинство обвиняемых сломлены психологически уже в момент возбуждения уголовного дела. Грамотно почти никто не защищается, а кто пытается это делать, того выматывают бесконечным следствием, знаете, это действует весьма угнетающе. А если у обвиняемого еще и адвокаты постоянно склоняют к сделкам со следствию или просто предают, то люди ломаются. Я вот выдержал, но восемь лет фактически вычеркнуты из моей жизни.

— На основе вашего опыта, расскажите, что необходимо сделать для изменения положения дел в судебной системе?
— Прежде всего людям надо перестать бояться системы, если ты к тому же и прав. Включать голову, самому вникать в дело, критически относится к тому, что советуют знающие люди и даже адвокаты. Ну а законодательно надо ввести персональную ответственность судей, прокуроров и следователей за незаконные решения. Отмена приговора с последующим оправданием – уголовное дело судье и прокурору.

автор: Никита Старцев

фото: автора

просмотры: 9131

Теги: адвокат суд уголовное дело Уфа

Комментарии (2)

Добавить комментарий
виктор (04.03.2019)

Лучший варианты реанимации судебной системы - прямые выборы судей всех уровней и обязательное наличие присяжных заседателей. Сегодня ОБЩЕСТВО отстранено от СУДА.
Сергей (04.03.2019)

Следователь случайно не Зарипов был. У обэшников и судей только одно направление в сторону обвинения. Очень редкий случай что оправдали. Я вот 5 оттарабанил и так и не смог доказать свою правоту
Загрузка...

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ НОВОСТИ

Общество



подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Адрес издателя ООО "Уральский проект":
г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2
Адрес редакции: г. Уфа, ул. Коммунистическая 39
Главный редактор Мингазов Линар Аксянович