27.05.2019

«СМИ в работе юриста – это самый эффективный инструмент» - Виталий Буркин в интервью о роли медиа в работе адвокатов

«СМИ в работе юриста – это самый эффективный инструмент» - Виталий Буркин в интервью о роли медиа в работе адвокатов

Освещение разных судебных процессов и юридических споров занимает большой объем всех российских СМИ.

Юрист, известный своими громкими судебными процессами, рассказал о важном значении информационного сопровождения для адвокатов и юридических фирм.
— Виталий, вы в своих блогах постоянно пишете про медийную составляющую работы адвоката. Как сказывается на результате освещение? Всегда ли есть смысл в этом?
— Медийная составляющая в работе юриста продиктована вызовами времени и в наших реалиях это самый эффективный инструмент. Даже самая правильная юридическая позиция оставляет мало шансов добиться победы, особенно в серьезных делах. В большинстве уголовных делах у обвиняемого и защитника не остается почти никаких шансов добиться победы без привлечения внимания гражданского общества и политического давления, разумеется, в рамках дозволенного. Отдельная наука – правильное освещение судебного процесса. Что касается результата: его не может не быть, если делать все правильно. Исключение составляют случаи, когда ситуация заведомо проигрышная. Примерно половина моих дел стала достоянием общественности, приемлемый результат был во всех случаях. И занимаюсь этим я не ради развлечения, а исключительно в интересах доверителей.

— Вы говорите, что пиар – это искусство? Что сложного в освещении дела?
— Начну с того, сама юридическая деятельность, а особенно защита по уголовным делам – это уже искусство. А пиар – это уже элемент работы и его необходимость зависит от обстоятельств дела и личности доверителя. Но обязательным условием положительного результата является юридическая составляющая. Если в уголовном деле или экономическом споре не поставлен точный диагноз проблеме, не выработаны безупречное правовое обоснование и не изучена биография доверителя, то любое освещение принесет только вред. Медийная составляющая должна являться уже элементом выполнения генерального плана, а не наоборот. Куча примеров, когда одной из сторон вокруг какой-нибудь ситуации нагнетался ажиотаж, но как дело доходило до юридического разбора, то становилось несостоятельным все-то что говорилось в СМИ или выяснялось, что адвокаты просто недоработали в каком-то юридическом аспекте. А вброс информации в СМИ делался не ими, хаотично и бесконтрольно.

— А как быть, если в отношении человека уже развернута кампания противной стороной? Например, федеральные СМИ уже рассказывают о задержании и уголовном деле?
— Подобное случается на начальном этап расследования уголовных дел. Это самые непростые ситуации и здесь все зависит от профессионализма адвоката. Он должен уметь быстро оценивать ситуацию в деле и предвидеть дальнейшие шаги следствия. Если позиция его доверителя безупречна, ситуация не представляет особой сложности и с экранов льется откровенная ложь, то нужно принять контрмеры. При этом надо понимать, что в такие моменты занести в медиа ресурсы свою позицию не составит труда – тема раскрученная. Но комментировать надо так, чтобы оставить в дальнейшем возможность своему подзащитному для маневра, не выкладывать все козыри. Этим можно быстро изменить ситуацию, сформировать правильное общественное мнение, а самое главное, изменить настрой следствия и прокуратуры. Но вот здесь как раз и совершаются ошибки – обвиняемые и адвокаты в ситуациях не представляющих большой сложности в ужасе бегают от телекамер. Важно - адвокату ни в каких ситуациях нельзя уклоняться от контактов со СМИ, другое дело нужно знать и обсуждать с доверителем что нужно говорить. Я знаю множество случаев, когда адвокаты упускали возможность благоприятного разворота дела в его зародыше или еще хуже, усугубляли положение.

- В одном известном деле адвокаты заявили об алиби подзащитного дней через 10 после задержания. Потом выяснилось, что оно не противоречит и ни как не мешает обвинению. Все СМИ писали о том, что потерпевшей просто подкорректировали показания.
- Здесь была допущена грубая ошибка. Скорее всего, адвокаты действовали эмоционально или под давлением подзащитного. Дело, о котором вы говорите, являлось сложным ввиду сразу нескольких факторов. В подобных случаях ни в коем случае нельзя раскрывать свои козыри до окончания судебного процесса, или хотя бы расследования. Об алиби можно заявлять только тогда, когда его невозможно ничем преодолеть.

— А как определить нужна ли медийная составляющая? Ведь немало случаев, когда освещение каких-то аспектов жизни или работы человека или фирмы, скажется негативно.
В этом и заключается искусство. В каждом случае, особенно если это касается госслужащих, имеется множество факторов, которые необходимо учитывать. Это, в первую очередь биография человека и суть обвинения, если проблема касается уголовного преследования. А еще важно правильно определить время начала информационной кампании. Бывают такие ситуации, когда человек невиновен, но обстоятельства обвинения такие, что в СМИ лучше вообще не лезть.

— Многие из тех, кто обращается к нам в редакцию с просьбой осветить разные правовые проблемы, говорят, что их адвокаты против освещения. Какое объяснение этому есть?
Огромная проблема для большинства нашего населения – это отсутствие навыков повествования и публичного выступления. Это же касается и юристов. Главное качество, которым должен обладать хороший юрист – это уметь переводить с казенного, сухого юридического языка на язык доступный. Именно в этом заключается его профессионализм. Такие качества особенно необходимы в делах, где применяются сложные, запутанные нормативные акты, иногда противоречащие друг другу. А по уголовным делам, где вменены экономические или должностные составы, умение поставить точный диагноз таким обвинениям с использованием ясных и четких формулировок вообще бесценно. Вот и ответ на ваш вопрос: отсутствие этих навыков порождает страх публичного выступления и делать свои труды достоянием общественности.
Наконец, публичное освещение – это конфронтация, конфликт. К этому готовы далеко не все.

— Однако одно из ваших последних громких дел – это уголовное преследование строителя Айрата Мукминова. Многие СМИ, в том числе, мы писали об этом деле. Бизнесмен обвинялся в хищении денег дольщиков при явной сомнительности доказательств. В результате Мукминов был оправдан по основным эпизодам, но только спустя 8 лет. Что явилось залогом успеха?
—Сразу поправлю. Была не явная сомнительность доказательств, а их абсолютная несостоятельность. Я вступил в дело в конечной стадии процесса – в апелляции. С Айратом мы определили главные пороки обвинения и на них выстроили защиту. До меня в деле участвовали несколько защитников, но их защитная линия была не совсем удачной – опровергались второстепенные вещи. Сам Мукминов делал все правильно, но адвокаты не смогли донести его доводы с помощью ясных формулировок. В апелляции все было по другому. Ну и сам Айрат очень напористый и волевой. А уровень его грамотности намного выше чем у многих юристов. Это сыграло большую роль.

автор: Никита Старцев

фото: автора

просмотры: 742

Теги: Виталий Буркин юрист адвокат адвокат по уголовным делам

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Общество



подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Адрес издателя ООО "Уральский проект":
г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2
Адрес редакции: г. Уфа, ул. Коммунистическая 39
Главный редактор Мингазов Линар Аксянович