13.04.2019

«Дважды уходила, но всегда возвращалась»: искреннее интервью с директором уфимского благотворительного фонда

«Дважды уходила, но всегда возвращалась»:  искреннее интервью с директором уфимского благотворительного фонда

Ольга Власова  рассказала о подводных камнях этого непростого дела.

Фонд «Наши дети» входит в пятерку самых крупных в республике и каждый день спасает чьи-то жизни. В всемирный День благотворителя и мецената корреспондент Proural пообщался с руководителем организации Ольгой Власовой.  Свое начало фонд берет с непростой истории. Еще в далеком 2006 году, Ольга стала мамой и оказалась с ребенком в больнице. Там стала свидетелем масштабов социальной проблемы – брошенных  детей в медицинских учреждениях.  Как вспоминает женщина, тогда вместе с ними лежали несколько новорожденных, у которых не было даже подгузников. 

— Эта тема меня очень сильно затронула. Я начала обсуждать эту проблему на форуме с другими молодыми мамами. Оказалось, что многие таких детей видели и тоже хотят им помочь. Нам, я считаю, повезло. Мы с одной девочкой пошли в больницу №22. Нас встретила заведующая Ирина Казакова. Обычно к таким детям никого не пускают, тут вдруг показали и рассказали, что им нужно. Потом узнали о сиротах и в других больницах. Через пару месяцев у нас на попечении уже было 4 медучреждения и 30 детей. Мы поняли, что не вытягиваем физически и денежно. А бросить тех, за которых взяли ответственность, не могли, совесть не позволила. Тогда и стали собирать деньги, а чтобы это делать – нужна была законная организация.

Все ли больницы принимали помощь с благодарностью?
— Как и везде, есть  хорошие люди, есть и не очень. У нас был конфликт с одной из больниц, где были брошенные детки. Мы принесли 30 пар колготок для 6 сирот. На следующий день приходим, а они в тех же старых. На вопросы о новых колготках отвечают, что они на регистрации, прожарке и так далее. Когда мы стали уже настаивать, нас выгнали, сказав, что, если будем возмущаться, то к сиротам нас уже больше не пустят. Тогда и пришло понимание, что нужно создать организацию и иметь право голоса в таких моментах. Хотя никто и не собирался этим всерьез заниматься, это был чисто волонтерский проект.  В следующие два года он стал площадкой, чтобы официально собирать средства и документально отследить доходит ли наша помощь до малышей.
52kHZLuVUMU.jpg
Трудно ли было решиться на такую работу?
— Когда мне нужно было выходить из декрета, стало понятно, что, если я вновь начну работать, то времени не будет хватать на своего ребенка и общественную деятельность. Был такой трудный выбор. Потому что я занимала должность начальника отдела продаж в коммерческой фирме с хорошей зарплатой. Но, в итоге, уволилась и полностью занялась фондом. Мне казалось, что это временно, что налажу все и вновь вернусь на работу. Но так уже прошло 12 лет. Фонды, в отличие от некоммерческих организации, создаются не профессионалами , а простыми людьми, которые вели общественную деятельность, сильно вовлеклись и не могли уже иначе.

Насколько эмоционально трудно справится?
— Меня немножко спасает то, что я не каждый день вижу этих детей. Но няни, которые работают с малышами постоянно, проходят подготовку с психологом. Все встречаются с таким понятием как «эмоциональное выгорание». Есть специальные книжки, курсы, вебинары, которые помогают избежать этого. Я сама дважды уходила из фонда за эти 12 лет, мне было очень тяжело, не могла все это выносить. Год занималась другими делами, потом обратно возвращалась. Наверное, это судьба. Замещающая меня директор Оксана Сабина любила рассказывать стихотворение. Его суть о том, как мальчик после отлива обратно кидает в океан морские звезды. Ему говорят, что он не сможет всем помочь. На что герой отвечает, что даже не спасет всех, но для одной звезды он мир изменил. Вот по такому же принципу мы работаем. Всех не спасем, но нескольким сможем помочь.
bPnDezMC-jE.jpg
Сколько жертвуют уфимцы и жители Башкирии на помощь детишкам?
— Был один интересный случай, когда зашел к нам мужчина в скромной одежде и в кепочке. Стал задавать вопросы о работе фонда и форме пожертвований. Мы ему подробно разъяснили, все папки с документами показали. Он ушел, а на следующий день от него пришел миллион рублей. Оказалось, что он был руководитель крупной организации. Мы были ошарашены и благодарны. Но на самом деле фонд живет за счет пожертвований от обычных людей. Это небольшие суммы, но они регулярные. Так, один уфимец каждый месяц вот уже 5 лет шлет 200 рублей. Вся наша работа держится вот как раз на них. Также много тех, кто помогает вещами. У нас есть склад, куда люди приносят одежду, питание, памперсы и многое другое. В прошлом году мы на миллион рублей собрали вещевую помощь.

Есть яркие примеры и истории, как вы смогли помочь какому-то конкретному ребенку?
— Честно говоря, работа фонда теневая. Потому что это в наших руках детские судьбы. Пусть они и маленькие, но такие же личности, как мы с вами. Мы стараемся не разглашать имена. Сейчас век информационный, все, что написано, сохраняется на века. Может быть, ребенок вырастит и потом не захочет делиться такой информацией или это вызовет душевную боль. Поэтому стараемся к этому относиться с особой осторожностью и придерживаемся такой этики. Даже, если участвуем в громких делах, то не афишируем это.
5ZPDNXIk5ok.jpg
Взаимодействуете с другими организациями?
— У нас очень хорошо налажено общение с благотворительными фондами. Мы делимся технологиями. Никто не жадничает, никакой коммерческой тайны нет. Если кто-то что-то эффективное придумал, то скорее бегут с этим делиться, чтобы все технологию применяли. Поэтому у нас очень много курсов, когда все друг друга обучают.

Как бороться с мошенниками-фондами?
— Это большая проблема. Среди благотворительных организаций она очень активно обсуждается. Мы даже создали проект «Все вместе против мошенников», где фонды всей России объединились для того, чтобы бороться с ними. Потому что, кроме того, как они отбирают деньги у жертвователей, они портят репутации благотворительных организаций. Человек один раз пожертвовав и поняв, что его обманули, он разочаровывается и перестает помогать. Есть декларация, в которой указаны все правила, которые придерживается честная благотворительная организация. Например, фонды не собирают деньги с ящиками на улице. Наши же  стоят в помещениях  с разрешения владельцев. Также есть стационарные места – аптека, медицинские центры и так далее. Другой тревожный звоночек – сбор денег на карту физического лица, потому что потом средства трудно проконтролировать. Это нехорошо и неэтично. Это путь, которым пользуются мошенники.

Что нужно сделать, чтобы обратиться к вам за помощью?
— У нас действуют несколько программ. Первая – это адресная помощь, оплата дорогостоящего лечения тяжелобольного ребенка. Все на самом деле просто – зайти на сайт, посмотреть перечень документов, собрать их и обратиться к нам. Тогда мы сможем помочь. Другая и основная программа – «Больничные дети». Главное здесь условие – ребенок до 4 лет, который остался без попечения родителей и опекунов. Мы сами их находим и помогаем. Если раньше оказывали только материальную помощь, то сейчас же оплачиваем работу профессиональных нянь. Потому что мы понимаем, что без присмотра и заботы никак.  На самом деле, я нашу организацию называю «оператором благотворительности». Есть общественный запрос – помощь детям – и есть люди, готовые дать на это ресурсы. А мы соединяем одно с другим наиболее эффективным способом.В день мецената хочу поблагодарить всех людей, кто участвует в благотворительности, выразить свою признательность им и безмерное уважение. Спасибо!

автор: Ализа Шарипова

фото: Ольга Власова

просмотры: 1045

Теги: Уфа Башкирия благотворительность благотворительный фонд "Наши дети" сироты Башкирия

Комментарии (0)

Добавить комментарий


подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Адрес издателя ООО "Уральский проект":
г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2
Адрес редакции: г. Уфа, ул. Коммунистическая 39
Главный редактор Мингазов Линар Аксянович