• 24 сентября 23:32
  • 0 °C
  • USD 66.47

    -1.73

  • EUR 77.75

    -1.61

У 81-летней жительницы Уфы со сберкнижки пропало более 300 тыс. рублей, которые она не может вернуть на протяжении четырех лет 04.07.2018

У 81-летней жительницы Уфы со сберкнижки пропало более 300 тыс. рублей, которые она не может вернуть на протяжении четырех лет

Сотрудники банка утверждают, что пожилая женщина сама сняла деньги, а потом забыла об этом.
Странное исчезновение

В 2014 году уфимка Валентина Старовойтова при обращении в отделение «Сбербанка», расположенном на улице Зорге, обнаружила, что на ее сберкнижке не осталось средств. Эту историю поведала юрист, общественный деятель Эльза Маулимшина, которая взялась помогать Валентине Владимировне.
0Z7nazLATAE.jpg
— Пришла в банк, чтобы снять проценты, а денег нет. Мне говорят: «Вы сами сняли. Не помните, старая». А как я могу забыть, если у меня нет даже расходного ордера? Это было еще в 2014 году. С того времени ничего не изменилось. Таким образом, у меня сняли 315 тысяч 788 рублей. Девять штук сберкнижек сделали, а зачем мне столько? Мне говорят: «Так вы их выкиньте», из рук прямо тянут, — рассказала пожилая женщина.
vsuR-k94w5o.jpg
В Управлении МВД России по городу Уфе женщине отказали в возбуждении уголовного дела. Валентина Старовойтова выразила несогласие с постановлением, и в феврале 2018 года оно было отменено, а материалы направлены для проведения дополнительной проверки. По сей день она не завершена.
I9Qbid6HVqA.jpg
И денег как не было, так и нет. Никто их возвращать не торопится. Валентина Старовойтова говорит, что к кому только не обращалась, даже к президенту России.

— И Путину писала. Спасибо ему, что дал указания прокурору Башкирии, города и банку разобраться в ситуации. Но, увы, дальше дело не сдвинулось, — продолжает она. — До настоящего времени я не получила окончательное решение после отмены прокурором постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Эти сбережения — единственные, которые были у 81-летней женщины, они достались ее внуку в наследство после смерти отца.
3vrzSglD95E.jpg
— Никого не хочу судить. Но нельзя же так обворовывать, тяжело так. Если умереть, не могу ничего купить. До пенсии не хватает. Не знаю, как жить, — сетует старушка.

А подпись чья?

Женщина неоднократно обращалась к работникам «Сбербанка», обивала пороги учреждения, ставшего для нее проклятьем. В очередном ответе на ее запрос от 25 января текущего года говорится, что банком была проведена проверка. Так, по мнению представительства финансово-кредитной организации, женщиной был совершен ряд банковских операций, включая обналичивание и закрытие вклада на сумму 315 тысяч 768 рублей 55 копеек.
LTyOtRFD11A.jpg
— Данные операции подтверждаются наличием приходно-расходным кассовых ордеров, на которых подпись визуально соответствует образцу Вашей подписи. Таким образом, операции подтверждены документально и проведены с Вашего согласия, — говорится в документе. — Копии кассовых ордеров по операциям прилагаем для ознакомления. На основании вышеизложенного у банка отсутствуют основания для удовлетворения вашей претензии и возврата денежных средств по оспариваемой вами ситуации.
EYnDY3zJPCU.jpg
Однако под сомнение ставится подлинность подписи, которая стоит на корешке кассового ордера, копия которого получила Валентина Владимировна. Тогда пожилая женщина решила обратиться за почерковедческим исследованием к судебному эксперту-почерковеду Юрию Байгузину. Он исследовал ряд документов и вынес свой вердикт: подпись в заверенной копии кассового ордера выполнена не Валентиной Старовойтовой, а «другим лицом с подражанием какой-то подлинной подписи при помощи предварительной тренировки».
FqD6aK6SSPE.jpg
— На исследование мне было представлены копии документов. Я запросил у Валентины Владимировны Старовойтовой образцы в копиях и оригиналах в большем количестве, чтобы почерк можно было изучить. И установил достаточно различных устойчивых признаков, так, что вывод был обоснован. Я за него не переживаю. Допустим, в случае, если будет исследоваться оригинал, я уверен, что установят еще больше различающихся признаков. Ведь все признаки различия, которые я установил, не связаны с процессом копирования, — комментирует ситуацию эксперт-почерковед Юрий Байгузин. — Сомневаться будут в том, что я исследовал не оригинал. В своем исследовании, а оно было досудебным, по заявлению Валентины Владимировны, я не давал подписку, что предупрежден об уголовной ответственности. И этот вопрос очень легко решается: допустим, при обращении в органы прокуратуры или суда, когда предоставляется такое заключение, суд или следователь меня могут вызвать и допросить. И там уже взять подписку. Я готов исследовать и оригинал, и быть в комиссии экспертов, если в этом будет необходимость.
Proural не удалось получить оперативный комментарий от «Сбербанка».

автор: Анастасия Демина

Возврат к списку

подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту