Несколько десятков жителей Уфы пытаются добиться возбуждения уголовного дела в отношении одного ростовщика 30.11.2020

Несколько десятков жителей Уфы пытаются добиться возбуждения уголовного дела в отношении одного ростовщика

Все они находились в уязвимом положении и взяли займ под залог своей недвижимости. Соглашаясь на условия кредита, они не подозревали, что окажутся втянуты в кабалу, из которой невозможно выбраться.
В середине октября несколько человек, считающих себя пострадавшими от действий ростовщика, вышли на одиночные пикеты к зданию прокуратуры в Уфе. В руках они держали плакаты с надписями: «Прокуратура, не тормози дело Кантора!» и «Хватит крышевать мошенников!». Пикетирующие требовали возобновить уголовное дело в отношении местного жителя Павла Кантора и его родственников. Кроме того, пострадавшие требовали от прокуратуры добиться отмены постановлений судов, по которым у них изъяли квартиры.imgonline-com-ua-Frame-blurred-FPaKeHk2mbIGh7x.jpg
В обращении, направленном в прокуратуру, уфимцы утверждают, что условия кредитных договоров были «кабальными», а у кредитора не было лицензии на выдачу займов. По их словам, займы выдавались под большие проценты, доходящие до 100%. За не внесенный вовремя платеж назначались большие штрафы, в результате заемщик оплачивал проценты и штрафы и никак не мог добраться до основной суммы долга.

Proural.info побеседовал с несколькими жителями Уфы, которые добиваются возбуждения уголовного дела в отношение кредитора.

История Эльвиры
Уфимка работала главным бухгалтером в частной фирме. По ее словам, «хорошо зарабатывала», пока в 2017 году начальница не взяла на ее место дочь подруги. Эльвира долго не могла найти работу, но однажды увидела на «Авито» объявление: компания в центре Уфы искала бухгалтера. Как впоследствии выяснилось, это была «ловушка». В интернете публиковались объявления о наборе сотрудников на разные должности в некую компанию с названием «ООО «Старт». Всех звонивших соискателей приглашали на «собеседование» в офис, где предлагали попробовать заработать на фондовой бирже. Как рассказывает Эльвира, организаторы старались произвести впечатление «солидной» фирмы. Офис на Чернышевского был обставлен хорошей мебелью и дорогой техникой, сотрудники выглядели презентабельно.

С Эльвирой провели собеседование и сказали, что нужно посетить несколько лекций, на которой ей и другим соискателям расскажут о деятельности фирмы. На этих лекциях Эльвира узнала, что компания торгует на фондовой бирже. Ей предложили воспользоваться услугой компании и открыть инвестиционный счет. По словам женщины, она отказывалась, но сотрудники мягко и постепенно убеждали ее, что она сможет заработать большие деньги. Эльвиру заверили, что всем будет заниматься опытный трейдер, а ее задача — только перечислить деньги. У Эльвиры была кредитная карта и она перечислила с нее 2 тыс. долларов. Ей сказали, что теперь нужно ждать, когда денег на счету станет больше, после чего их можно будет вывести. Женщина вспоминает, что пока она находилась в офисе, туда постоянно заходило большое количество людей — «целые толпы». деньги банк купюры валюта (63).jpg
Через некоторое время с Эльвирой связались и сообщили, что ситуация критическая и она может потерять деньги. Ей предложили «спасти» вложенное, увеличив счет до 10 тыс. долларов и подождав, пока деньги окупятся. Впоследствии она узнала, что ее деньги никуда не инвестировались, а люди, представлявшиеся трейдерами, были мошенниками, специально приехавшими из Самары в Уфу и временно арендовавшими офис.

У Эльвиры не было необходимых 8 тыс. долларов и ей предложили заложить долю в квартире. По словам женщины, ее заверили, что компания сотрудничает с «опытным инвестором», который поможет спасти деньги, но для этого нужен залог. У Эльвиры была доля в трехкомнатной квартире в Деме. Еще две доли принадлежали ее матери-пенсионерке и 22-летней дочери. Женщина очень хотела вернуть вложенные деньги и согласилась заложить долю, после чего ее познакомили с человеком, который должен был помочь оформить залог.

Тогда Эльвира познакомилась с Павлом Кантором. Она вспоминает, что тот арендовал офис в том же здании на Ленина, где находилось управление Росреестра по Башкирии, куда Эльвира со своей матерью и дочерью пришли, чтобы оформить сделку. Кантор, по ее словам, производил впечатление «приятного, доброго человека». Дочь и мать Эльвиры должны были дать согласие на то, что она закладывает свою долю.

В присутствии сотрудника Росреестра они подписали документы, но Павел Кантор внезапно сообщил, что мать Эльвиры расписалась не в том месте и нужно подписать новый экземпляр. По словам Эльвиры, им предоставили новую копию договора, в которой все, не читая, расписались. Впоследствии оказалось, что они поставили подписи под другим договором, по которому дали согласие заложить всю квартиру целиком.

После оформления сделки Эльвира получила 1 млн руб., которые перечислила трейдерам, чтобы спасти свои 2 тыс. долларов. Но вернуть вложенное ей не удалось — в скором времени трейдеры сообщили, что деньги «сгорели». Эльвира осталась без средств и с долгом в 1 млн руб. Сначала она исправно выплачивала ежемесячно по 45 тыс.: занимала у родственников и знакомых, экономила на всем. Затем платить стало трудно (помимо матери-пенсионерки и старшей дочери, у Эльвиры на иждевении был несовершеннолетний ребенок). Женщина оказалась втянута в кабалу: оплачивая огромные штрафы за просрочку платежей.

В марте 2020 года на Эльвиру подали в суд за неуплату долга. Кантор потребовал взыскать с нее квартиру. Эльвира дошла до кассации, но проиграла все суды. Ее вместе с ребенком и мамой-пенсионеркой могут выселить в ближайшее время. Она осталась должна банкам около 400 тыс. руб., у которых брала кредиты на оплату долга. По словам Эльвиры, долгое время она думала, что «одна такая глупая, попалась на уловку мошенников». Однако со временем узнала, что еще десятки людей лишились своих квартир после знакомства с Кантором. Кроме того, ее признали потерпевшей от деятельности «трейдеров», но не в Уфе, а в Санкт-Петербурге, где эта группа тоже забирала у людей деньги под видом инвестирования.

История Ольги
У уфимки Ольги квартиру уже потеряла свекровь и может потерять дочь. Несколько лет назад ее бывший муж увидел в интернете объявление о выдаче займов, позвонил по указанному номеру и узнал, что может легко получить крупную сумму под залог недвижимости. У их с Ольгой дочери была однокомнатная квартира на Коммунаров (подарок бабушки). Мужчина уговорил дочь подписать согласие на залог квартиры и получил 900 тыс. Сделку в Росреестре помогал оформить Павел Кантор.
деньги банк купюры валюта (11).jpg
По словам Ольги, с мужем на тот момент она была в разводе и узнала о случившемся, когда «было уже поздно». Свекровь Ольги, чтобы вывести внучку из-под удара, предложила вместо ранее заложенной квартиры свою двухкомнатную на Чернышевского. Ростовщик согласился, но, по словам Ольги, отказался документально зафиксировать сделку. Они оформили договор купли-продажи, по которому Кантор якобы купил двухкомнатную квартиру за 3,5 млн, но отдал за нее только 900 тыс., а остальные деньги оставил себе в счет погашения набежавших процентов и штрафов по займу.

На фоне происходящего свекровь Ольги попала в больницу и умерла, бывший муж исчез, а на квартире дочери так и осталось обременение. С 2016 года у них идут суды: Кантор пытается взыскать квартиру. Дочь Ольги — медсестра, сейчас она работает в «красной зоне» с ковид-больными. В квартире, которую пытаются изъять, живет также родственница бывшего мужа с инвалидностью.

История Олеси
У Олеси, как и у Ольги, решил взять займ теперь уже бывший муж. В 2016 году он услышал о компании в Уфе, которая предлагала зарабатывать на фондовой бирже. Свободных денег у семьи не было, Олеся, врач по профессии, была в декрете. Муж уговаривал ее взять кредит, но она отказывалась. Однажды супруги ехали по делам и в какой-то момент муж Олеси предложил остановиться и зайти в некую фирму подписать бумаги об инвестировании. Он объяснил, что бумаги должна подписать именно Олеся. Она, не подозревая, что муж может замыслить что-то плохое против нее, согласилась и подписала не глядя.

Впоследствии она узнала, что подписала согласие на залог собственной двух-комнатной квартиры на Высотной. За это ее муж получил 1,3 млн займа. «Муж говорил, что инвестирует и сможет заработать в несколько раз больше, чем занял», - рассказывает она. В итоге, деньги сгорели.

Муж, по словам Олеси, утверждал, что ежемесячно выплачивает 45-50 тыс. руб. в счет займа, показывал ей квитанции об облате. Но в 2018 году Кантор подал на него в суд за неуплату долга. На заседании муж Олеси представлял ее интересы как собственницы квартиры. Он согласился с тем, чтобы квартира перешла к Кантору за просрочку платежей. Олеся утверждает, что узнала о суде только спустя год, после чего «сразу развелась с мужем» и начала судиться с Кантором.

После того, как женщина вышла из декрета, ее зарплатную карточку арестовали и списывают с нее ежемесячно 10% от зарплаты в счет долгов, оставшихся от мужа. По словам Олеси, с нее требовали выплатить 8 млн руб., якобы неуплаченных процентов по займу. Она испугалась, но не согласилась. Олеся судится с Кантором, окончательного решения пока нет. В квартире, которую могут вот-вот изъять, она живет с двумя маленькими детьми, бывший муж исчез. Год назад она написала обращения в ФБС, прокуратуру и опеку, но ответа не получила.

У остальных пострадавших, с которыми побеседовал Proural.info, истории похожи. Примечательно, что в каждой из них есть посредники, через которых те познакомились с Кантором: муж, жена, друг, трейдер и др. До недавнего времени пострадавшие не были знакомы между собой. Они узнали друг о друге благодаря нескольким инициативным пострадавшим, разыскавшим остальных.

После многократных обращений граждан в апреле УВД Уфы возбудило уголовное дело по признакам незаконной предпринимательской деятельности в отношении Павла Кантора. В постановлении о возбуждении указано, что по закону физические лица не могут выдавать займы гражданам. Это впоследствии подтвердил Национальный банк Башкирии в ответе на обращение инициативной группы. В ответе Нацбанка (имеется в распоряжении редакции) говорится, что у Павла Кантора не было лицензии на выдачу займов физлицам под залог имущества, а значит и взыскание залога было незаконным. Однако прокуратура отменила постановление о возбуждении уголовного дела на следующий день. В постановление об отмене говорится, что закон не содержит ограничений на выдачу займов физлицам, а значит нет оснований для уголовного преследования.


Позиция Павла Кантора
Свою вину перед клиентами руководитель кредитной компании Павел Кантор не признает, по словам мужчины, он не вводил людей в заблуждение и по каждому случаю готов подготовить опровержение.
— В отношении лиц, который распространяют лживую информацию, клевету на меня, в том числе, проводятся сейчас проверки. У нас гражданско-правовые отношения. Кучи решений судов, который подтверждают, что люди просто обманывают вас,— прокомментировал обвинения Павел Кантор в сюжете телеканалу «Вся Уфа».

Комментарий юриста
— В этой истории самое главное, что в соответствии с законом «О потребительском кредите (займе)» от 21.12.2013 № 353-ФЗ для того, чтобы выдавать потребительские займы Кантор П.Л. должен был обладать одним из специальных статусов. 
Выдавать займы населению могут кредитные организациии, ломбарды, иные организации, ограниченный перечень которых установлен законом. При отсутствии этого статуса все совершенные сделки по выдаче займов ничтожны, и стороны должны вернуть друг другу все приобретенное по ним.
Суды, вынося решения в пользу Кантора П.Л. рассматривали каждый раз одно дело и не видели все картины, не осознавали масштабов незаконной деятельности – в результате пострадали люди.
Сейчас спасти доведенных до отчаянья потерпевших может только принципиальная позиция прокуратуры республики. Правовой механизм для защиты прав обманутых людей есть, нужна только воля правоохранительной системы и желание разобраться в ситуации, — отметил юрист Лев Гладышев.

P.S. Редакция готова предоставить  возможность высказаться сторонам конфликта более детально.


автор: Светлана Горохова

Возврат к списку

Адрес издателя ООО "Уральский проект":
г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2
Адрес редакции: г. Уфа, ул. Коммунистическая 39
Главный редактор Мингазов Линар Аксянович