«Много храмов разрушил, а этот – ценней всего»: в Уфе нет денег на ремонт церкви с 200-летней историей 03.05.2019

«Много храмов разрушил, а этот – ценней всего»: в Уфе нет денег на ремонт церкви с 200-летней историей

Общественность считает, не стоит бороться за памятник архитектуры, который еще не развалился.
Каждый, кто хоть раз побывал в Казани, видел мечеть Кул-Шариф, слышал о таком памятнике культурного наследия как Раифский монастырь. На экскурсии по Нижнему Новгороду гости обязательно познакомятся со старейшей Рождественской церковью. Даже отдыхая за рубежом, туристы непременно найдут религиозную достопримечательность – будь то Голубая мечеть в Турции или Киккский монастырь на острове Кипр. И только Уфа, столица «Терры Башкирии», забывает о своих архитектурных памятниках.

Покровскую церковь нельзя увидеть хоть с какой-нибудь центральной улицы города. Сохранившийся с 1817 года кирпичный храм находится в низине на улице Мингажева. 200 лет он хранит историю Уфы молча, не требуя ничего взамен. Облупившаяся краска и выпадающие кирпичи не смущают прихожан. Объект культурного наследия регионального значения мог бы стать точкой притяжения туристов, но туда иногда не добираются даже жители столицы.
jU9SOCVxVFI.jpg
— Храму чуть больше 200 лет. Исторически это место – тыловая часть деревянного кремля, который был на берегу Белой. Насколько мне известно, именно здесь начинался Сибирский тракт. По обеим сторонам дороги были две деревянные церкви – Покровская и Никольская. 200 лет назад приняли решение построить один каменный храм. Центральный алтарь от Покровской и маленький придел Никольский, куда все идут – к иконе Светителя Николая. Это наше все, — рассказал историю настоятель Александр.

У храма действительно богатая летопись. Его закрывали и использовали как склад, потом началась Великая Отечественная война, после которой еще недействующую церковь признали памятником архитектуры в 1947 году. Несмотря на все судьбоносные перипетии, в храме сохранились по-настоящему уникальные крупицы истории, которые перекочевали в современность прямиком из 19 века.

— Решетки муровались сразу в кладку. То есть их вытащить невозможно. Им действительно 200 лет. Крыльцо, по которому поднимаются прихожане, отлито из чугуна. Самый главный, а скорее удивительный и чудесный объект охраны – иконостас. Он полностью стоял в таком виде еще до революции. Человек, которого назначили сюда после закрытия, должен был все отсюда убрать. Но у него не поднялась рука. И тогда он сделал фальшстену, спрятал иконостас. В свое время иконописец получил серебряную медаль Императорской академии художеств за него, — поделился священнослужитель.
x85MQw8sUGA.jpg
Все в этом месте пропитано историей. Но, чтобы ее сохранить, необходимо сберечь само здание. А оно, откровенно говоря, в не самом лучшем состоянии. Крыльцо покосилось, фасад рассыпается, кирпичи в некоторых местах можно пальцем проткнуть. Кстати, вряд ли кто-то заметит, что у храма есть цоколь. Это все потому, что часть его ушла под землю. Крыша течет. Проблемы очевидны, но настоятель не очень хочет это обсуждать – не принято жаловаться.
   
— С точки зрения конструкции храм крепкий. С точки зрения благоустройства – в запущенном состоянии. С одной стороны храм врос в землю. За 200 лет люди наносили сюда земли. Его нужно откопать. Ведь чем ближе стены к влаге, тем сильнее они разрушаются. Соответственно коммуникации придется привести в соответствие. Фасады – там все видно. Представляете, зима-лето, зима-лето, и так 200 циклов. Кирпич пористый и где-то с грибком. Но крайне плачевных ситуаций нет, — признается настоятель Александр.
L7qhKzH25ug.jpg_kIq7FhWiQA.jpg
Именно в этот момент церковь сталкивается с бытовыми проблемами. Родители собирают на ремонт школы, сердобольные на лечение, а прихожане на ремонт храма регионального значения, официально являющегося памятником архитектуры. Естественно, сама себя богомольня восстановить не может – все-таки не бизнес. Помимо прихожан на помощь приходили проектировщики, которые работали над концепцией фасада абсолютно бесплатно. Но дело ничем не закончилось. Да и платить за реализацию все равно некому. А ведь только экспертиза и геология оценивается специалистами минимум в 500 тысяч рублей.

— По России идет масштабная программа по восстановлению храмов, поэтому мы со своими проблемами рядом не стоим. Нам рассчитывать не на что. К нам приходят наши сестры, бабушки проще говоря, они, конечно, готовы всю пенсию отдать, — с неподдельным теплом говорит о прихожанах священнослужитель. — А честные предприниматели строят свой бизнес, считают копейку к копейке, поэтому вот взять и просто так раздать – это тоже невозможно. Нужны школы, детские сады – мы все понимаем. Просто ждем, когда на нас обратят внимание.
HbmL6RjofwE.jpg
Стоит отметить, этот разговор совсем не о религии. Попробуйте обсудить данную ситуацию со знакомыми, наверняка вы услышите что-то вроде «Я атеист», «Им нужно – пусть собирают», «Мне вообще все равно». Интересно, что общественность воспринимает подобные памятники лишь как часть религиозного культа, совсем забывая об исторической значимости. И только единицы считают необходимостью поддерживать такие реликвии.

— Памятники архитектуры находятся в плачевной ситуации. У государства как всегда нет денег. И приходится людям самим собирать пожертвования, чтобы спасти то, что осталось. То же самое касается и других вопросов, например, медицины, когда больным собирают средства всем миром. А государству это выгодно, так как вопросы решаются без участия властей. Хорошо устроились! — считает общественник Альберт Рахматуллин.

— Несколько пренебрежительное отношение к своим родным памятникам истории, архитектуры и религии со стороны властей я могу объяснить только тем, что отсутствует как культура почитания своего прошлого, так и изучения истории родного края, в том числе населенного пункта, где человек родился и живет. Мы мало знаем о выдающихся личностях, оставивших свой вклад в истории или архитектуре родного края в виде того или иного особняка, поместья, старинного доходного дома или здания. У нас настолько много совершенно прекраснейших объектов культурного наследия, но про них мы так редко пишем и читаем. Мы привыкли жить среди разрушающихся архитектурных объектов 18-19 веков, что кроме как пренебрежительного обращения «развалюха», наши местные памятники давно не удостаивались иного, — поделилась мнением общественница и юрист Эльза Маулимшина.
4EEFtUNvM9c.jpg
Существуют и противоположные мнения. Например, Владимир Захаров, активист движения «Архзащита Уфы», считает, что пока здание не разваливается лучше заняться более важными историческими памятниками.

— Там ситуация не фатальная. У нас очень много памятников, которые действительно находятся в плачевном состоянии. Покровском храму вряд ли что угрожает. У нас есть Спасская церковь, которая нуждается в ремонте. Так что тут все в полном порядке, — сказал Владимир.

Как бы там ни было – ситуация назревает. Главное не упустить момент, когда о храме придется говорить в прошедшем времени, а на его восстановление собирать с миру по нитке, бравируя памятью предков. Хотя это, конечно, не Нотр-Дам-де-Пари. Но, вероятно, уже пришло то время, когда нужно начать ценить то, что имеешь.

автор: Надежда Кудисова

Возврат к списку

подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Адрес издателя ООО "Уральский проект":
г. Уфа, ул. Софьи Перовской, 11/2 оф.2
Адрес редакции: г. Уфа, ул. Коммунистическая 39
Главный редактор Мингазов Линар Аксянович