• 20 октября 4:28
  • 0 °C
  • USD 57,27

    -0.07

  • EUR 67,35

    -0.1

14.04.2017

7 главных вопросов прямой линии с Рустэмом Хамитовым

7 главных вопросов  прямой линии с Рустэмом Хамитовым

Глава Башкирии накануне вечером провел прямую телефонную линию с жителями республики. В этом году разговор проходил в новом формате. Наряду с журналистами четырёх телеканалов республики в студию были приглашены представители разных сфер деятельности.

С 6 апреля стартовал сбор вопросов руководителю Башкортостана. За это время поступило свыше 10 тысяч вопросов из всех городов и районов республики.

Proural выбрал 7 самых важных на взгляд редакции вопросов.

1. Добрый вечер! Меня зовут Рафкат Газиятуллин, я отец четверых детей, двое младших ходят в детский сад. И меня очень беспокоит отмена льгот для многодетных семей. Говорят, что эти мероприятия временные. Но из-за бюрократической волокиты, мы не можем вовремя получить справки, а Министерство образования принимает их от льготников до 1 мая. Нельзя ли упростить эту систему. Также Рустэм Закиевич прошу Вас объяснить ситуацию с отменой льгот для многодетных семей. 

- Спасибо, за то, что у Вас четверо детей. Побольше бы таких отцов и семей, демография тогда было бы на хорошем уровне. Что касается льгот, то многодетные семьи будут получать дотации, субсидии и помощь, здесь никого снижения социальной поддержки не ожидается. Что касается бюрократических процедур, раньше так было и сегодня так есть, и срок маленький устанавливается для сбора справок. Я надеюсь, что правительство республики в полном составе смотрит прямую линию. И поэтому обращаюсь к министру образования и прошу, если есть какие-то проблемы, связанные с тем, что люди не успевают по срокам собрать все эти справки, перенесите их, пожалуйста, на более поздние сроки: не 1 мая, а 1 июля – крайний срок предоставления справок. Я надеюсь, все наши многодетные семьи успеют в новый срок сдать справки.

Далее, продолжая тему льгот, мы стараемся сейчас выходить на следующий вариант: льготы давать тем, кто в этом нуждается. Так как есть и обеспеченные многодетные семьи, которые тоже не хотят получить льготы. Но есть совсем обездоленные многодетные семьи, которым очень тяжело выживать в рыночных отношениях. И, конечно же, для них, предоставляется та помощь, о которой мы говорим. Поэтому помощь будет адресной и будет оказываться тем, кто в ней нуждается, а те семьи, которые живут, сегодня неплохо, льготы получать, скорее всего, не будут. И вы понимаете, что это справедливо. Сегодня социальная поддержка в доходах наших россиян составляет 20%, а в советское время эта цифра не достигала – 15%. Сейчас государство много помогает. Но при этом те, кто нуждается в помощи как раз и не получают ее в необходимом объеме, и продолжают жить плохо. Конечно же, мы стараемся помогать тем, кто в этой помощи нуждается. Это и одинокие семьи, инвалиды, и другие категории людей, которым очень тяжко. И поэтому эту работу мы будем проводить и дальше.

 2. 36-летнию Зилю из Уфы волнует проблема получения процедуры ЭКО по медицинскому полису. Она пишет, что стоит в очереди с декабря 2016 года. На 2017 год было выделено 1500 квот на эту процедуру по полису, и Зиля не попадает в список тех, кто получит эту квоту. Таких как она около 370 человек. Девушка срашивает, когда этот вопрос решится? 

- В этом году будет проведено в республике 1500 таких процедур в наших больницах и в наших перинатальных центрах. Могу для сравнения сказать, что несколько лет назад эти цифры были 100-200, сейчас - 1500. Идем, в том числе, на финансирование этой процедуры потому, что нам нужны дети. И мы видим, что в прошлом году рождаемость в республике упала. Упала сильно. Но нельзя сдаваться, и надо стараться, чтобы дети у нас появлялись. Процедура ЭКО, надеюсь, позволит нам увеличить количество рождений. 

Не все, вставшие в очередь в 2016 году, к сожалению, могут получить право на эту процедуру в 2017 году, но обязательно это произойдет в 2018, потому что мы не намерены снижать объемы этих процедур в обозримом будущем. Так что Зиле я говорю следующее - если не в этом году, то в следующем году Вы обязательно получите право и финансирование на то, чтобы пройти эту процедуру. 

 3. Вопрос поступил через мессенджер WhatsApp:

 Раньше Вы говорили, что по Уфе ездите сами за рулем. Продолжаете ли Вы эту практику? Какими словами Вы чаще всего вспоминаете главу администрации башкирской столицы? 

 - С главой башкирской столицы я общаюсь довольно часто и, вообще, говоря, мои поездки обычно заканчиваются сложными разговорами посредством телефонных звонков, или, что называется, вызовом в кабинет. Мы видим не только парадную сторону жизни. Мы видим и дворы, мы видим и неубранный снег, мы видим ямы и колдобины на дорогах. Мы понимаем, что до полного порядка еще очень и очень далеко. Связано это с несколькими причинами. Первая причина, о ней мало кто знает, Уфа сегодня находится в довольно сложной экономической ситуации. У города большие долги и есть даже неоплаченные работы, которые выполнены по благоустройству, по наведению порядка. И эта тема сегодня является животрепещущей во всех смыслах. Второе - мы видим, что в последнее время администрацию Уфы сотрясают скандалы. Я говорю об этом открыто. Об этом и пишут, и достаточно много обсуждают в социальных сетях, и в Интернете.

Так вот, мои наблюдения говорят о следующем - уфимская власть начала слишком близко общаться с бизнесом. Причем тем, с которым общаться, в общем-то, и не нужно.

Вот у нас в Правительстве республики есть такое негласное правило - общение с бизнесменами, с предпринимателями должно быть минимизировано. Все абсолютно имеют равные права. Хочешь получить землю - обращаешься в официальном плане, получаешь ответ - можно, нельзя по таким-то причинам. Значит, промышленники - то же самое - никто не ходит к нам за преференцией в личном плане. Бизнес должен жить своей жизнью, власть, прежде всего, должна работать на благо всех горожан, а не только тех, кто приходит к вам за решением каких-то вопросов.

 Оттуда в Уфе сегодня много сложных моментов, связанных с задержаниями, с возбуждением уголовных дел, все это, безусловно отвлекает от работы. Простой уфимец, житель Уфы, должен знать, что каждую секунду мэр города, его заместители, начальники управлений думают о благополучии жителей, но не о том, чтобы там решать какие-то бизнес-процессы. Поэтому здесь есть над чем работать властям Уфы, у нас довольно серьезные разговоры проходили с главой города и еще предстоят, и если ситуация не будет выправляться, мы будем принимать другие меры.

Я за рулем в последнее время езжу довольно редко, теряю навык. В основном езжу с водителем, и, конечно, иногда сажусь за руль, когда колесо машины попадает в яму, я тоже также ругаюсь, только про себя и тихо, чтобы не слышали окружающие. Конечно, не можем и не должны мы жить в 21 веке в условиях, когда проехать порой невозможно по улицам города, когда после снегопадов десятки дней, не часов, расчищаются улицы.

 4. Видеовопрос из Бурзянского района, Вильдан Каримов. 

На территории Бурзянского района крупные компании арендуют лесные площади, такие как : «Башлеспром» и «Селена». На территории Бурзянского района они не перерабатывают лес, а просто его продают. Лес весь уходит, и деньги с района уходят. А местные предприниматели не могут получить лес. Очередь в Лесхозе на лес продлилась до 9000 человек и растянут на 35 лет. Как сохранить лес? 

Ремарка ведущих прямой линии: В Бурзянском районе прошло подписание соглашения о формировании туристического кластера. Рустэм Закиевич стоял у истоков этого соглашения. 

- Бурзянский район очень красивый, очень благородный по природе и людям. Я очень люблю бывать в этом районе. Раньше когда я трудился в Природоохранном министерстве, часто посещал этот район республики, также там много заповедников. В этом районе много возможностей заниматься лесным хозяйством. И когда говорят, что очередь на получение Бурзянского леса составила до 9 тыс. человек, это говорит только о том, что лес в этом районе хороший. И все ставшие в очередь, могут один раз получать 100-120 м3 древесины. Все хотят древесину из Бурзянского района. Но это невозможно, поэтому эта очередь перенаправляется в другие районы, и стараются искать новые строительные материалы. Но тема того, что доходы из лесного хозяйства уходят из района остается актуальной. «Селена» - это компания, которая арендовала леса, в том числе и в Бурзянском районе, в последнее время она нормализовала свою работу и мы почти не имеем претензий к этому предприятию. Что касается «Башлеспрома» - ситуация хуже, этой компании плохо получается хорошо работать, так как есть долги по заработной плате и по налогам. Обращаюсь к бурзянцам: «Рассчитывать только на лес нельзя». Туризм – это один из хороших вариантов развития территории, потенциал в Бурзянском районе колоссальный. Мы представили, как можем преобразить территории вблизи заповедника «Шульгантаж». И уже сейчас поток туристов превышает несколько десятков тысяч человек, а разместить их негде. Сейчас созрела идея организовать серьезный музейный комплекс, он будет содержать макеты Каповой пещеры, также будет концертная площадка, гостиница. Это будет интересное туристическое место. Также мы свяжем это место с нашим башкирским эпосом «Уралбатыр» и организуем цивилизованный отдых. И поэтому не только лес, а еще и туризм, природная красота , спорт и отдых – это будущее Бурзянского района.

  5. Вопрос от  главного редактора телеканала «РБК-Уфа» Руслана Рахимова. Рустэм Закиевич, в начале беседы Вы сказали, что не хотели бы говорить о цифрах, но, тем не менее, наверное, говорить об экономике и не приводить ключевые показатели эффективности не получится. Малый бизнес в республике сегодня – это около 30 процентов занятых в экономике, около 20 процентов валового регионального продукта и только 10 процентов налогов. Неоднократно Вы говорили, что надо увеличивать эту планку, надо увеличивать число людей, занятых в малом бизнесе. Тем не менее, малый бизнес практически не растёт. Прирост за 2016 год составил всего три процента. Что, по-Вашему, ему мешает? Казалось бы, есть меры государственной поддержки, но они не работают. Почему?

 - Причин на самом деле несколько. Я тоже анализирую ситуацию с точки зрения предоставляемых льгот, общаюсь с представителями малого и среднего бизнеса. Что происходит? Почему нет роста? Почему мы видим даже уменьшение количества бизнесменов по некоторым направлениям? Ответы разные, в том числе и стандартные – высокие налоги, огромная переписка, сложная отчётность, административное и моральное давление, большая ответственность перед коллективами, которые трудятся, – пусть небольшие, 5-10 человек, но это тоже есть.

В силу разных Статистика говорит о том, что 20 процентов населения хотели бы заниматься бизнесом, но по разным причинам не идут. Сегодня у нас в бизнесе меньше 10 процентов от числа жителей, проживающих в республике. Что сделать для того, чтобы эти 20 процентов заработали? На самом деле, в моём понимании, это главный капитал страны.

Мне кажется, что нам надо смотреть и другие формы организации работы тех, кто хотел бы заняться бизнесом. У нас почему-то практически ничего не говорят о кооперативном движении, кооперативах, когда три-семь человек, объединившись в кооператив, стараются совместными усилиями пробиться к решению промышленных, предпринимательских вопросов.

В мире и в Европе кооперативное движение развито очень сильно. Я по памяти приведу несколько цифр. В Европе существует порядка 250 тысяч кооперативов, в которых работают более 10 млн человек. И этот сектор экономики хорошо движется. В кооперативе человек чувствует себя хозяином предприятия, пусть даже маленького, в котором он работает, хозяином положения, потому что от него зависит благосостояние этого предприятия. В кооперативе человек чувствует себя в коллективе: «нас несколько, и мы можем противостоять административному давлению, я не один, а нас пять-десять человек». А есть и громадные кооперативы, которые насчитывают по тысяче работающих, и собственность предприятия принадлежит этим людям. Это коллективная форма собственности.

Буквально вчера у меня были коллеги и рассказывали о том, что по ряду направлений развивается кооперативное движение. Мне было приятно услышать о том, что формируется и создаётся кооператив с красивым названием «Башкирская пчела». Этот кооператив постарается максимально охватить наших пчеловодов, создать им условия для того, чтобы реализация шла хорошо, и даже разливать продукцию, если она соответствует качеству, в фирменные баночки, давать этикетки, рынки сбыта.

Сейчас в республике мы стараемся формировать нормативную базу. У нас есть несколько регионов, которые неплохо продвинулись и у которых на самом деле получается. Не надо зацикливаться на крупном или маленьком предприятии, где только один предприниматель. В сельской местности можно создавать кооперативы. Ремесленники, врачи, переводчики, люди интеллектуального труда могут создавать кооперативы. Только этим надо заниматься. Нужно законодательство, которое мы будем формировать и продвигать.

Такого простого рецепта, как поднять, двигать и усиливать роль малого бизнеса, пока нет. Мы анализируем эту ситуацию, понимаем, что, сколько бы льгот ни давали – не растёт. Сколько ни «поливаем» малый бизнес хорошими преференциями, льготами, микрозаймами, финансированием, учёбой – не растёт такими темпами, которые нам нужны. Нам надо вытащить в хорошем смысле слова эти 20 процентов населения, которые хотят заниматься предпринимательством в эту деятельность через другие формы. Так я вижу решение этой проблемы.

6. Один из самых сложных – вопрос обманутых дольщиков. Поступило десятки таких сообщений. С 1 января заработали изменения на федеральном уровне, в федеральное законодательство внесены поправки. Теперь девелоперы, застройщики должны отправлять средства в компенсационный фонд. Как Вы считаете, это нововведение повлияет на республиканских дольщиков? Что делать тем, кто не подпадает под новый закон?

 - Вообще говоря, новый закон ещё не заработал. А проблемой обманутых дольщиков – так будем говорить, хотя юридическое название этой темы совершенно другое – мы занимаемся постоянно. Я еженедельно контролирую, что происходит в этой части.

Могу сказать, что у нас сегодня по договорам долевого строительства в республике строится 482 дома. Я эту цифру хорошо знаю. Из этих 482 домов 28 – в зоне риска. Из этих 28 домов по 10 точно есть решения, их мы достроим чуть попозже. С нашей помощью эта стройка будет завершена. Ещё по 10 домам мы понимаем, как эту проблему решить, но механизмы и финансирование сейчас только ищутся. И по шести-семи, может быть, даже восьми домам ситуация сложная. Там и стройки не начаты. Просто мошенники, обманув людей, выманили деньги и скрылись.

Я недавно спрашивал у обманутых дольщиков: «Почему вы отдали деньги – 1,5 млн рублей?» – «Я верил». – «Ну, видите же, построил на земле, на которую нет разрешения на строительство. Человек с какой-то странной своей личной историей построил, кстати говоря, в Нижегородке у себя в огороде. Разве вы не видите?». – «Тут дешевле на 300 тысяч рублей, чем на рынке».

Нельзя поддаваться этим обманам. Я знаю, что 3,5 тысячи человек сегодня в такой сложной ситуации. Но мы единожды уже прошли этот круг. Круг, действительно, адский, потому что и нам досталось по-настоящему. Нам пришлось находить несколько миллиардов рублей для того, чтобы решить ту ситуацию, которая сложилась на 2010 год – а тогда тоже было около 4 тысяч обманутых дольщиков, и практически все они получили жильё.

Но несовершенство законов, мошенничество, обман наших дольщиков привели к тому, что появилось ещё около 3-3,5 тысячи человек, которые находятся в сложной ситуации. По 3 тысячам мы точно знаем, что решим этот вопрос. Но 500, даже меньше, человек 300 пока в самой сложной ситуации. Там работают правоохранительные органы, и я надеюсь, что если не вернут деньги, то хотя бы частично компенсируют за счёт тех мошенников. Хотя, наверняка, они уже эти деньги растратили или куда-то перевели.

Вы знаете, что в том числе с моей подачи было несколько судебных решений, и не один, не двое этих недобросовестных застройщиков отправились в места не столь отдалённые. И этот путь повторят некоторые из тех мошенников (я говорю об этом точно), которые наживаются на горе наших людей, когда последние деньги отдают, когда продают квартиры и отдают эти деньги в надежде, что получат новое жильё. А эти истории затягиваются на годы.

 7. Есть такой вопрос, как увеличение зарплаты. Статистика Росстата говорит, что в январе 2017 года средняя зарплата по России была 35 369 рублей, а в Башкортостане – сейчас, наверное, удивятся работники культуры – 26 760 рублей. Как Вы думаете, нам удастся догнать и надо ли догонять среднероссийский показатель? Как это сделать? Ваши прогнозы?

- Мы сейчас работаем над Стратегией развития республики до 2030 года. Один из главных показателей в этом документе – рост заработной платы. Практически всегда в последние 20-30 лет, да и в советское время тоже, республика отставала от среднероссийских показателей.

Это связано с тем, что у нас доля сельского населения составляет почти 40 процентов. А село, к огромному сожалению, сегодня в значительной части недофинансировано, заработная плата сельчан достаточно низкая. Соответствующим образом средняя заработная плата (которая, вообще говоря, не совсем правильный показатель, как и средняя температура по больнице, но, тем не менее, статистика ориентируется на эти цифры) у нас в республике невысока.

Первое, что надо делать, – безусловно, повышать заработную плату в сельском хозяйстве. Но зарплата в сельском хозяйстве во многом зависит от диспаритета цен, сложившегося сегодня на продукты питания, продукцию сельского хозяйства. В этой части, конечно, нам ещё очень много нужно делать и много работать.

Последние год-два по темпам роста заработной платы и доходов населения мы уже удерживаемся на хороших позициях в Приволжском федеральном округе. В стране нам невозможно конкурировать с северными регионами, где заработные платы существенно, порою в разы выше, чем у нас. Но с близлежащими регионами мы обязаны находиться в равновесии.

Но опять же, Челябинская область – 15 процентов сельского населения, Свердловская область – 14 процентов, Татарстан – 25 процентов, у нас – 40 процентов. Конечно, мы все усилия должны направлять на то, чтобы на селе росла заработная плата и платили её живыми деньгами, а не продукцией, как это, к сожалению, бывает. Так что эту тему мы знаем, понимаем, работаем.

По доходам, которые включают не только заработную плату, но ещё и счета в банках, доходы, полученные от облигаций и ценных бумаг, республика находится на третьем месте среди субъектов Приволжского федерального округа. Это неплохо, но этого мало. Я говорю об этом откровенно. Зарплата сегодня – слабое звено, в том числе и в нашей республике.

- Мы работаем с работодателями, с промышленниками, с предпринимателями. Постоянно повышаем уровень минимальной заработной платы. С профсоюзами мы в контакте, и профсоюзы нас тоже в хорошем смысле слова «покусывают», говорят: «Работайте над тем, чтобы повышать заработную плату».

Мы выходим на промышленников, ещё раз говорю, потому что там самые большие проблемы. Зачастую человек за 15-20 тысяч рублей работает во вредных условиях производства, по 10-12 часов в день, тяжёлый физический труд. Конечно, и профсоюз должен помогать нам в этой части (и помогает, надо сказать), и наши контрольно-надзорные органы. Но мы ежедневно обсуждаем тему заработной платы. Думаю, что потихоньку, шаг за шагом рост заработной платы будет идти.

 

автор:

просмотры: 2065

Теги: Хамитов прямая линия с Хамитовым Президент Башкирии телефонный разговор с Хамитовым

Комментарии (0)

Добавить комментарий


подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Свидетельство о регистрации СМИ,
ПИ № ТУ02-01580 от 03 февраля 2017 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций
(Роскомнадзор)