19.09.2017

Как Китай шокировал бизнесменов из Уфы

Как Китай шокировал бизнесменов из Уфы

Исполнительный директор республиканского отделения  стоящей на защите предпринимателей общественной организации «Опора России» Тимур Лукманов рассказал о поездке Китай, которую он совершил вместе с уфимским бизнес-сообществом.
Участники российско-китайского бизнес-инкубатора из Уфы в рамках деловой миссии побывали в городах Сиань и Гуанчжоу. В течение более двух недель — с 27 августа по 14 сентября — башкирские предприниматели перенимали опыт своих коллег.

— В Китае уже бывали многие предприниматели. Возможно, я не сообщу какой-то уникальной информации. Мое видение — не аксиома. Скорее, призыв к обсуждению для тех людей, которые уже там были. Данное интервью — это мой личный взгляд, то, каким я увидел Китай, насколько его понял. Возможно, я в чем-то ошибаюсь, — заметил герой в начале нашего интервью.
IMG_20170829_210816.jpg
— Итак, что такое бизнес в Китае? Государство поддерживает предпринимателей?
— Человека, который обеспечивает других рабочими местами, в Поднебесной очень уважают. Каким образом власти помогают бизнесменам? Землю они дают в аренду на льготных условиях, бесплатно или по специальной цене предоставляют оборудование. Если власти видят, что производство развивается, и предприниматель успешно занимается своим делом, оно его деятельность финансирует. Государство не видит предпринимателя источником своего дохода, а считает гарантом собственной стабильности. И это очень существенная разница. В России к предпринимательству совершенно иной подход. Несмотря на то, что количество налоговых проверок снизилось, остались их глубина и величина штрафов. Все-таки у нас бизнесмены являются неким источником дохода, и на них лежит бремя содержания государственной машины. Тогда как в Китае государство стабильно благодаря тому, что бизнесмены правильно работают, и чиновники стараются им помочь.

— Финансирование идет с помощью грантов или напрямую?
— Я встречался с руководителем венчурного фонда. Китаец представился мне по-американски — Митчеллом. Ему удалось реализовать технопарк, направленный на привлечение инновационных технологий в традиционные культурные ценности Китая. Они проводят конкурсы, в которых «люди с мозгами» могут выиграть грант и получить финансовую поддержку. Спрашиваю: «Какая конверсия?». На что получаю ответ, что выстреливают 10-20% а расходы покрывают оставшиеся 80%. Вот, к примеру, один из самых успешных проектов — автопилот для машин-беспилотников. Если перевести на наши деньги, его стоимость — 3,6 млрд рублей. То есть человек пришел с проектом, ему на старте дали денег. В итоге он оказался настолько успешным. Задаю ему вопрос: «Какие у вас отношения с государством?». Митчелл отвечает, что государство ему датирует венчурные деньги потому, что он уже научился отбирать проекты, которые «выстреливают». Он в течение трех лет учился в США, после этого вернулся в Китай, и государство разглядело в нем человека, умеющего видеть проекты, которые могут поднять экономику.
Благодаря этим двум ситуациям я увидел, что государство доверяет предпринимателям и таким образом поддерживает их.

— То есть деньги на бизнес можно получить, заявившись на грант. Есть еще какие-то способы поддержки предпринимателей?
— Был еще один интересный случай: мы встретились с производителем халяльной продукции из провинции Шаньси, в котором есть очень сильное объединение китайских мусульманских предпринимателей. Они являются потомками совместных браков арабов и китайцев 7-8 веков. Их там около 30-ти миллионов. Я говорю, что у нас в России тоже есть производители халяльных продуктов. Спрашиваю: «Как вы начали свое дело? Поддерживает ли вас государство?». Он говорит, что начинал он сам, и государство по специальной программе выделило ему хорошие деньги на развитие. У меня был легкий шок. Получается, даже малые народы, если хотят, получают поддержку властей.
IMG_20170902_143610.jpg

Безоговорочную веру предпринимателей в государство в Китае просто нужно видеть. По сути, оно их никогда не обманывало. Государство для них всё. Авторитет власти очень высокий.



— А как там дела обстоят с налогами?
— Отмечу такой момент: в Китае есть некий зарплатный минимум. То есть предприниматель, выплачивающий своим работникам до 4 тысяч юаней (около 36 тысяч рублей), не облагается никакими налогами. А для иностранцев зарплатный минимум определен примерно в тысячу долларов. Понимаете, насколько снижается нагрузка на работодателя? Никаких карательных мер в этих случаях не применяется. Тогда как в России наличие работника для предпринимателя — всегда большой риск. Работник всегда прав, и может, например, не выйти на работу в случае задержки зарплаты на три дня. В Китае таких рисков для владельцев бизнеса практически нет.
Каждый день нас возили на два-три китайских предприятия. Там мы посещали разные цеха и общались с руководителями. Так мы попали и в Центр традиционной китайской медицины — аналог привычных нами поликлиник. На пяти этажах здания здравницы пациентов лечат разными процедурами. Мы все обошли, посмотрели. Задаем вопрос управляющему: «Сколько инвестиций конкретно в это заведение было вложено?». Мне отвечают, что около 270 миллионов рублей. Я спрашиваю: «А какая окупаемость у вашего проекта?». Узнаю, что два года. «А каким образом так быстро эти деньги отбиваются?», — задаю я резонный вопрос. Мне говорят, что средний чек лечения — около 36 тысяч рублей, что на 50-80% покрывается медицинской страховкой. У заболевшего человека есть выбор: пойти в клинику китайской медицины, часть лечения в которой покрывает государство, или в европейскую.

— Как там развит частный бизнес?
— Очень развит. Я бы сказал, что в той же степени, что и у нас. Присутствует и мелкая торговля. Ходил я по небольшим магазинчикам, в каждом из которых что-то продается. Я так полагаю, что государство так стимулирует людей, что они начинают работать. Говорить о тотальном господстве властей в Китае абсолютно неправильно.
Также широко развито производство. А вообще — какой сектор ни возьми, любой хорошо развит.
IMG_20170905_112736.jpg
Ходил я по небольшим магазинчикам, в каждом из которых что-то продается. И я так полагаю, что государство так стимулирует людей, что они начинают работать. Человека, который обеспечивает других рабочими местами, в Поднебесной очень уважают.

— Какие товары и услуги готовы представить уфимским предпринимателям китайские партнеры, и что наши бизнесмены могут предложить им?
— Производители Китая могут представить нам все, что угодно. Сейчас уровень жизни китайцев очень сильно вырос. Они зарабатывают раза в полтора больше, чем среднестатистический россиянин. Как бы это обидно не звучало, Уфа представляется одним из самых бедных районов Китая с не очень хорошо развитой инфраструктурой. В свою очередь мы можем предложить им товары экологического сельского хозяйства. В китайские продукты вбухивается много химикатов, а нынешнее поколение жителей Побнебесной обращает внимание на их качество.
Тем китайцам, которые побывали в России, безумно нравится наша обычная молочка, которая для них как деликатес. Но у них нет возможности производить ее так, как это делаем мы.

— Как в Китае строится крупный и средний бизнес?
— Там я увидел свободную конкуренцию. Наши ребята встречались с производителями приложения WeChat («Вичат»). Программу разработали, а затем стали спокойно общаться о ее реализации с властями, и уже потом запустили ее на рынок и стали развиваться. Сейчас WeChat — это целый инструмент, в котором все — платежная система, сайт знакомств и т. д. В магазинах даже рассчитываются при помощи телефонов, QR-кодов. «Живых» денег на кассах мало где встретишь.
При этом крупный и средний бизнес развивается в условиях авторитета коммунистической партии Китая. Именно она рекомендует инвесторам помогать тем направлениям, которые больше всего в этом нуждаются.
строительство.jpg
Видя масштабы строительства, скорость движения, развитие технологий, понимаешь, что со всем этим несовместимо такое слово, как «коррупция».

— Поделитесь своими впечатлениями в целом о стране.
— Что вы чувствуете, когда смотрите по каналу «National Geographic» программу о том, как живут некие племена в Африке? Уровень разрыва между Россией и этими африканцами примерно такой же, как между Уфой и Китаем. Это настолько масштабно, что поражает воображение. Как-то нас привезли в Шаньсийский железнодорожный институт — профессиональный техникум по-нашему. Там в павильонах есть модели того, как люди должны строить тоннели, проложена реальная железная дорога. В другом павильоне мы увидели образец здания, каждый блок которого сделан из разных материалов. На них нанесен QR-код, считав который, учащийся сможет посмотреть обучающее видео по его возведению. Образование до того тщательно, дотошно организовано, что невозможно подготовить плохих специалистов.

автор: Анастасия Демина

просмотры: 2225

Теги: Поездка в Китай Опора России Тимур Лукманов

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Экономика



подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту

Свидетельство о регистрации СМИ,
ПИ № ТУ02-01580 от 03 февраля 2017 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций
(Роскомнадзор)