• 25 апреля 17:16
  • 6 °C Уфа
  • USD 61.66

    0.8

  • EUR 75.21

    -0.19

Карточный домик для многодетной семьи с ребенком-инвалидом: уфимцы из-за чиновничьей волокиты вынуждены жить как в фильме ужасов 31.03.2018

Карточный домик для многодетной семьи с ребенком-инвалидом: уфимцы из-за чиновничьей волокиты вынуждены жить как в фильме ужасов

Деревянный дом под номером 70/7 на улице Шота Руставели, спрятанный за многоэтажками, выглядит на их фоне заблудившимся бродягой, которого изрядно помяла жизнь.
Идеальный кандидат для съемок в фильмах ужасов. Огромные трещины, покосившееся стены, осыпавшаяся штукатурка. И 122 жильца, которые каждый день рискуют остаться под завалами, ведь дом в любой момент может сложиться, словно карточный.
DSC_1536.jpgDSC_1602.jpg
На днях жилое строение и его обитатели стали героями программы, выходящей в эфир на одном из федеральных каналов. Историю уфимцев, вот уже не первый год ожидающих очереди на расселение, увидела вся страна. Корреспонденты Proural побывали в гостях у многодетной семьи Ражаповых, в которой воспитывается ребенок-инвалид, и узнали, каково это — обитать в нечеловеческих условиях.

Будни многодетной мамы в гнилом «бараке»

20-метровая комната. В одном ее части — небольшой детский уголок: двухъярусная кровать, много мягких игрушек. Напротив — диван. Шкаф отделяет «детскую зону» от остальной части комнаты, в которой расположился обеденный стол. На потолке — стеклянная люстра, от крепления которой расползлись паутины трещин.
DSC_1555.jpgDSC_1561.jpg
Каждое утро для Юлии Ражаповой начинается примерно одинаково. Младшая дочь нашей героини — шестилетняя Раушания — инвалид, ей поставили диагноз ДЦП. Поэтому с самого утра они едут на процедуры, предусмотренные курсом реабилитации.

— Благодаря регулярной терапии мы стали наблюдать положительную динамику. Раушания начала разговаривать и уже пытается сидеть по-турецки, — поделилась с нами многодетная мама.
DSC_1566.jpgDSC_1560.jpg
Стоит учесть, что в старом полуразвалившимся доме один туалет, который расположен на первом этаже. В душевой комнате, которая находится рядом с санузлом, только холодное водоснабжение.

— Чтобы вымыть посуду или помыться, нам приходится греть воду на кухне, а потом ее оттуда таскать. Там же мы готовим, бегаю туда-сюда. Как сказала на съемках программы Юлия Барановская, хорошо, если в данный момент старшие дочки дома, но так же бывает не всегда. Не дай Бог, если потолок начнет рушиться, Раушания даже не сможет спрятаться. Мыться нам приходится в тазу здесь, в комнате. А каждое воскресенье устраиваем банный день — ездим к родственникам. Соседи, которым не к кому поехать, вынуждены принимать водные процедуры в нашей душевой комнате, хотят они того или нет. Даже при -20 градусах мороза они моются здесь. Мы так не сможем, у нас не настолько высокий иммунитет, — рассказывает Юлия Ражапова.
DSC_1558.jpgDSC_1559.jpg
Стены 20-метровой комнаты, в которой живет многодетная семья, недавно стали покрываться черной плесенью. Это не могло не сказаться на здоровье детей. Юлия показывает на шкафчик, приставленный к стене. Таким образом они прикрыли плесень, которая уже поползла по обоям, чтобы сильно не распространялась.

— У Раушании бронхолегочная дисплазия, старшие дочери тоже стали часто болеть, чего не было раньше, — пояснила наша героиня. — Обои наклеили только недавно, в этом году, быстро чернеют.

Пятилетие чиновничьего безразличия

Жилой дом 70/7 на улице Шота Руставели 1956 года постройки был признан аварийным и подлежащим расселению еще в 2016 году. Согласно результатам проведенных торгов, в течение пяти лет развивать застроенную территорию, на которой также расположен дом 70/7, должно ООО «Строительное управление №7 «ПСК-6». Само жилое здание подлежит сносу.
DSC_1537.jpgDSC_1540.jpg
— По состоянию на 2011 год дом 70/7 на улице Шота Руставели присутствовал в федеральной программе сноса. Затем в 2014 году дом был исключен из данной программы и признан не аварийным. В 2015 году в судебном порядке жильцы признали дом аварийным, и тогда его вновь включили в федеральную программу. На сайте Фонда ЖКХ соответствующая информация о нем была опубликована до апреля этого 2017 года. Весной 2017 года после знаменитого «чаепития в гнилом бараке» администрация города приняла решение о развитии квартала и передаче его застройщику, который должен был определиться на торгах. И примерно в то же время дом был вновь исключен с сайта Фонда ЖКХ, однако сейчас он вновь там появился. 27 декабря 2017 года в Верховном суде Республики Башкортостан была рассмотрена апелляция администрации Уфы против решения Октябрьского районного суда о предоставлении жилого помещения вне очереди семье с ребенком-инвалидом. По решению Верховного суда республики семье Ражаповых должны предоставить благоустроенное жилье площадью не менее 48,2 кв. м., — пояснила юрист, общественный деятель Эльза Маулимшина.

— Когда началась застройка нашего квартала и стали забивать сваи, стены нашего дома стали оседать, по ним поползли трещины. Тогда-то мы (жильцы.— прим. редакции) и начали обращаться во всевозможные инстанции с просьбой решить проблему, — говорит Юлия. — Мы за свой счет делали экспертизу, нанимали адвокатов, чтобы те подали в суд, требуя признать дом аварийным. Ведь изначально администрация настаивала только на проведении капитального ремонта дома. Нам пришлось повторно обращаться в суд, тогда только судебная экспертиза вынесла решение о том, что дом непригоден для ремонта. Несмотря на то, что мы не собственники комнат, и живем здесь по договору социального найма, за все были вынуждены платить сами.
DSC_1570.jpgDSC_1573.jpg
За пять лет мытарств по бюрократическому аду женщина испробовала, наверное, все средства борьбы за справедливость. В ее «багаже знаний» — кипы бумажных отписок; множество судебных тяжб и опыт работы с юристами, которые брали с нее деньги за то, что ничего не предпринимали.

Застройщик сделал широкий жест и взамен имеющейся комнаты предложил многодетной маме переехать в однокомнатную квартиру в доме на улице Пекинской. Почему бы не согласиться и взять, что дают? Юлия была бы рада уехать из дома, который только каким-то чудом пока еще цел, если бы не то обстоятельство, что предложенное жилье нестандартной планировки. В квартире площадью 42 кв.м. узкий зал в 17 кв. м. и большая кухня в 14 кв. м.
DSC_1574.jpgDSC_1588.jpg
— Согласно решению суда ребенок-инвалид обязан проживать в отдельной комнате не менее 18 кв. м. За предоставление жилья по этим условиям Юлия и билась с администрацией Уфы в нескольких инстанциях. Представители местной администрации до последнего бились с многодетной матерью за право ухудшить ее жилищные условия. Но спасибо судьям за то, что они встали на сторону матери. Даже если бы Юлия вместо двухкомнатной квартиры согласилась переехать в однокомнатную, то ни орган опеки, ни прокуратура, ни сама городская администрация не позволила бы заключить с Юлией договор социального найма на условиях, ухудшающих права ребенка-инвалида. Никто не имеет право изменить решение суда о предоставлении квартиры площадью не менее 48,2 кв. м., — высказалась общественный деятель.

Специально для нас Юлия провела небольшую экскурсию по «достопримечательностям» уфимского «дома ужасов». Узкий коридор на втором этаже заставлен бытовыми предметами, которые не вписались в «квадраты» комнат местных жильцов. На потолках — вездесущие трещины, которые, кажется, преследуют нас повсюду. Кое-где они даже подлатаны фанерой и деревянными досками. Плесень и разводы на стенах, окривевшая лестница, жалобно скрипящая при каждом шаге. Начинает казаться, что дом, еженедельно отмываемый местными жителями, уже устал и проситс
я на заслуженный покой.
DSC_1589.jpgDSC_1590.jpg
Особенно ужасает состояние и внешний вид общих мест пользования — кухни, ванной комнаты и туалета. Такой интерьер не покажешь на страницах журналов. Складывается впечатление, будто дом давно заброшен и оставлен доживать свой век. Минут через пять пребывания здесь, на первом этаже, начинаешь замерзать. Щели и трещины — лучшие друзья сквозняков.
DSC_1595.jpgDSC_1599.jpg
— В администрации заявляют, что укрепили фундамент. На самом деле сквозную большую дыру в полу на первом этаже они только прикрыли сверху фанерой сверху, чтобы ее не было видно. Вроде как залатали таким образом. Если наступишь на фанеру, она прыгает. Можно спокойно провалиться, — продолжает наша собеседница.

Мужское, женское, детское, но всё такое же ветхое

Вместе с другими жильцами многоквартирного дома семья Юлии написала письмо в редакцию популярной программы на центральном телевидении. И вот, в декабре 2017 года об уфимцах, отчаянно борющихся за право на достойную жизнь, сняли передачу.

— Наверное, эти съёмки отчасти помогли нам в решении вопроса с расселением. Есть надежда на то, что, как было заявлено в передаче, Следственный комитет России возьмет нашу ситуацию под контроль, — считает наша героиня.
DSC_1581.jpgDSC_1565.jpg
В понедельник ее должны были пригласить на личный прием к заместителю главы уфимской администрации Руслану Тухватшину, однако встреча так и не состоялась. В тот же день Юлию и других жителей дома 70/7 на улице Шота Руставели показали по телевизору. Когда состоится эта встреча, пока неизвестно. На следующей неделе Юлии и маленькой Раушании предстоит поехать на лечение в другой город. Впереди очередной трехнедельный курс реабилитации.

— Воевать с городской мэрией нет времени, — смеется Юлия. — Хочется везде успеть, но лечение прекращать нельзя, оно должно быть регулярным.

Описание для анонса: Деревянный дом под номером 70/7 на улице Шота Руставели, спрятанный за многоэтажками, выглядит на их фоне заблудившимся бродягой, которого изрядно помяла жизнь.

автор: Анастасия Демина

Возврат к списку

подписка

Получать подборку новостей на Вашу почту